Международное право

foto_na_amerikanskuyu_vizu.jpg

Адвокатская контора предоставляет защиту и представительство в международных судебных и иных юрисдикционных органах, арбитражах и третейских судах.

Адвокатская контора сотрудничает с практикующими английскими адвокатами, специализирующимися на ведении уголовных и гражданских дел в Европейском Суде по правам человека.

Адвокатская контора ведёт гражданские и уголовные дела своих доверителей в Российской Федерации с заранее разрабатываемой правовой позицией, основанной на правоприменении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Это необходимо для дальнейшей эффективной защиты и восстановления нарушенных прав доверителей при правовом сопровождении их последующего обращении в Европейский Суд по правам человека с соответствующей квалифицированной и мотивированной жалобой, основанной на прецедентных правовых стандартах ЕСПЧ, подлежащих применению к конкретной ситуации заявителя.

Несмотря на то, что в национальных судах бывает достаточно затронуть права по Европейской Конвенции лишь по сути, важно, тем не менее, знать содержание и пределы действия этих прав и ясно определить предмет жалобы при подготовке материалов для национальных судов.

Учитывая, что любая жалоба против государства будет касаться неспособности национальных судов предоставить возмещение за предполагаемое нарушение прав, необходимо достаточно ясно определить существо жалобы, чтобы национальные суды имели возможность вынести по ней решение.

Ссылка на права, защищаемые Конвенцией о защите прав человека и основных свобод - это не просто тактика защиты. Другая важная причина, по которой необходимо полностью изложить позицию в связи с правами по Конвенции в национальных судах, состоит в получении обоснованного решения, касающегося права Конвенции.

Следует помнить, что Европейский Суд не является «апелляционной инстанцией» по отношению к национальным судам. Он призван обеспечить предоставление государством адекватной защиты прав, гарантированных Конвенцией, а не контролировать применение им национального права самого по себе. Поэтому Европейский Суд обычно считается с применением внутреннего законодательства национальными судами, за исключением случаев, когда оно носит явно произвольный характер или неопределенность законодательства делает совершенно непредсказуемым его применение.

Однако, если национальные суды применяют Конвенцию непосредственно, Суд будет более внимательно проверять выводы национальных судов, поскольку по ст. 32 Суд обладает юрисдикцией относительно всех вопросов, касающихся интерпретации Конвенции и ее протоколов.

С другой стороны, если национальные суды отказываются рассматривать аргументы, основанные на Конвенции, которые к тому же были ясно и полно изложены перед ними, то это само по себе может стать нарушением Конвенции. Например, в деле «Хиро Балани против Испании» Европейский Суд установил, что отказ высшей судебной инстанции рассмотреть в своем решении главное основание апелляции был нарушением права на справедливое разбирательство по ст. 6 Конвенции.

Вероятно, самым важным уровнем разбирательства с точки зрения Европейской Конвенции является разбирательство в суде первой инстанции. Именно здесь устанавливаются ключевые фактические обстоятельства, и поэтому именно на этом этапе заявителю необходимо заложить основания для своей жалобы.

Европейский Суд придерживается совершенно иного, подхода - он оценивает факты, имеющиеся в распоряжении судов, как единое целое и решает, совместим ли достигнутый конечный результат с правами, гарантированными Конвенцией.

Действительно, для Европейского Суда вопрос о том, было ли ограничение прав по Конвенции предусмотрено национальным законом, является лишь отправной точкой. В результате большинство дел, попадающих в Суд, решаются не на основании вопроса о законности, но на имеющих первостепенное значение принципах Конвенции, на которые российские практикующие юристы не привыкли опираться в аргументации - например, такие, как вопрос о «разумности» принятых мер, или их «соразмерности», или «необходимости в демократическом обществе».

В отличие от уголовного процесса и практики во многих других правовых системах, российский гражданский и арбитражный процесс не требуют от стороны раскрытия содержания свидетельских показаний другой стороне до дачи этих показаний. К сожалению, по прежнему нередки случаи, когда сторона в день слушания и без какого-либо предварительного предупреждения приглашает для дачи показаний свидетеля, неизвестного другой стороне.

В результате таких действий другая сторона может оказаться в весьма невыгодном положении - в частности, из-за ограничения ее способности подвергнуть свидетеля эффективному перекрестному допросу и оспорить его показания. Для защиты позиции клиента адвокату рекомендуется принять следующие меры.

На предварительном слушании всегда следует подавать письменное ходатайство об обязании другой стороны огласить имена всех свидетелей, которых она намеревается вызвать в судебный процесс, и указать обстоятельства, относительно которых они дадут показания. В ходатайстве также следует указать разумный срок до начала судебного процесса, в который должна быть раскрыта эта информация.

Во время процесса.Если указания суда не были полностью соблюдены - в частности, нарушено требование раскрыть содержание свидетельских показаний, - адвокат должен подать письменное возражение в суд, указывая, что нераскрытие является нарушением принципов Конституции и Конвенции, гарантирующих равенство сторон в судебном разбирательстве. В зависимости от длительности и характера разбирательства, уместно будет обратиться к суду с просьбой либо отложить слушание, чтобы дать время подготовиться к перекрестному опросу, либо отказать в разрешении свидетелю давать показания вообще. Однако обосновать такое ходатайство будет трудно, если только адвокат предварительно не подготовил для этого почву на предварительном слушании, показав, что другая сторона утаивает информацию с целью получения преимущества.

Очень неблагоразумносоглашаться на дачу свидетелем показаний без предупреждения вообще или с предупреждением за очень малый срок, особенно если он неизвестен. Свидетельские показания по самой своей природе требуют исследования в ходе эффективного перекрестного опроса на судебном процессе. Хотя Европейский Суд сможет самостоятельно исследовать любые письменные доказательства, которые пожелают представить стороны, он лишен возможности наблюдать поведение свидетеля во время дачи показаний, а также не может предполагать, как мог свидетель реагировать на позднее представленные доказательства, опровергающие его показания.

Если Суд устанавливает неблагоприятные для стороны факты на основании свидетельских показаний, которые сторона не смогла оспорить из - за отсутствия возможности эффективно подготовиться к перекрестному допросу, то, если она не возразила своевременно против этой процессуальной несправедливости, их будет чрезвычайно трудно опровергнуть.

В отношении письменных доказательств ситуация аналогична. Нередко сторона ходатайствует о приобщении большого числа документов к материалам дела в конце судебного процесса. Это не согласуется с правом на справедливое разбирательство, за исключением случаев, когда данные доказательства не были доступны ранее, или если это делается в опровержение других доказательств, представленных в ходе рассмотрения. Поэтому адвокат должен настойчиво требовать полного раскрытия письменных доказательств как можно раньше.

Следует, однако, иметь в виду, что, если вы ведете дело в расчете на разбирательство в Страсбурге, перспектива успеха от использования тех или иных средств в национальных судах уже не является вашим единственным соображением. Часто именно отсутствие всякой надежды на то, что предпринятые вами меры получат поддержку суда - самая веская причина, по которой к ним следует прибегнуть. Ведь каждое отклоненное ходатайство, каждое оставленное без внимания возражение и каждое проигнорированное замечание, представленное вами суду, служит укреплению доказательственной базы, на которую впоследствии необходимо опираться, если доверителям адвокатской конторы будет отказано в справедливом разбирательстве и/или защите других прав, гарантированных Конвенцией.

Другой способ защиты нарушенного государством права - обращение с подготовленным адвокатом сообщением о нарушенных правах в Комитет ООН по права человека, комитет ООН против пыток, составление срочных обращений к спецдокладчику ООН против пыток.