Возражения адвоката на действия председательствующего судьи

                              Возражения на действия председательствующего

(в порядке части 3 статьи 243 Уголовно-процессуального кодекса РФ) 

 

Статья 243 УПК РФ обязывает председательствующего принимать все предусмотренные УПК РФ меры по обеспечению принципа состязательности и равноправия сторон.

Согласно статье 244 УПК в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, а также при обсуждении иных вопросов, возникающих в ходу судебного разбирательства дела.

В соответствии с частью 1 ст. 248 УПК защитник подсудимого участвует в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, излагает суду своё мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

Часть 3 статьи 15 УПК раскрывает смысл принципа состязательности, устанавливая, что «суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав».  

Председательствующая по настоящему делу судья, в ходе судебного заседания года, систематически допускала нарушения принципиальных положений Конституции и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, активно выступая на стороне обвинения и выполняя функцию органа уголовного преследования в отношении подсудимого.

В начале судебного заседания не было объявлено о том, были ли внепроцессуальные обращения должностных лиц стороны обвинения по данному уголовному делу.

Этими нарушениями принципов и норм уголовно-процессуального законодательства, допущенными судьёй в судебном заседании, были созданы непреодолимые препятствия по осуществлению стороной защиты гарантированных законом процессуальных прав и возможностей по недопущению необоснованного уголовного преследования в отношении подсудимого, который объективно непричастен к вменённым ему преступлениям против половой неприкосновенности.  

Защитник обращает внимание на то, что порядок исследования обвинительных доказательств определяется прокурором, а оправдательных доказательств стороной защиты. 

Судья, выполняющий функцию рассмотрения дела по существу, не обладает правом определять какой-либо особый порядок исследования доказательств, отличающийся от установленного законом. 

По твёрдому убеждению, защиты, в указанной части действия судьи являются существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и посягают на принципиальные основы осуществления правосудия в Российской федерации.  

Попытка стороны защиты внести ясность в исследуемый тот или иной возникающий вопрос путём реализации права подсудимого или его защитника непосредственно участвовать в исследовании письменных доказательств, завершилась неожиданным отказом судьи в истребовании дополнительных доказательств.

Данный эпизод поведения судьи объективно является образцом откровенного воспрепятствования деятельности защитника по осуществлению его профессиональной деятельности посредством лишения его всех процессуальных возможностей, которые предоставлены ему законом.  

Таким образом, судебное следствие было проведено в условиях существенного ограничения процессуальных прав стороны защиты и как следствие, полной невозможности объективного исследования фактических обстоятельств настоящего дела. 

Причиной создания подобных условий в ходе рассмотрения уголовного дела подсудимого, явилось то обстоятельство, что судья приняла на себя функцию обвинения и вместо того, чтобы проверить доводы защиты на основе истребованных ею дополнительных доказательств, как того требует процессуальный закон Российской федерации, своими действиями и манерой ведения процесса стала активно поддерживать несостоятельное обвинение, выдвинутое против подсудимого.

Судья лишила адвоката возможности сделать необходимые для защиты заявления и своевременно огласить ходатайства, когда их оглашение было способно предотвратить или устранить процессуальные нарушения, допускаемые судьёй.   

В целом судебное заседание было проведено судьей по неким произвольно установленным ею процессуальным правилам, отличным от правил, установленных уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. 

Защита считает недопустимыми подобные действия председательствующего и выражает надежду на то, что дальнейшее разбирательство настоящего уголовного дела будет осуществляться в полном соответствии с положениями Российского уголовно-процессуального законодательства.

Защита возражает против снятия судом вопроса, который он ошибочно полагает наводящим и не относящимся к делу (не относящимся к предмету доказывания) по следующим обоснованным причинам. 

Законом не предусмотрено снятие наводящих вопросов, задаваемым защитником (в отличии от подсудимого), так как без постановки таких вопросов невозможно проверить достоверность свидетельских показаний; считаю, что именно эти вопросы необходимо задать свидетелю (потерпевшей) с целью реализации своей защитительной функции, связанной с непосредственным исследование доказательства.

Защита самостоятельно определяет тактику ее осуществления; снятие вопроса расценивается защитой исключительно как создание процессуального преимущества стороне обвинения, такое действие председательствующего несовместимо с положениями ст. 46 Конституции (каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод); с положениями ст. 48 Конституции РФ (каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи); с положением ч. 3 ст. 123 Конституции РФ (судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон); а также статьями 6, 7, 9, 15, 16 УПК РФ (обеспечение судом обвиняемому права на защиту); 

Поэтому в дальнейшем, прошу не снимать вопросы защитника, задаваемые им (потерпевшей) свидетелю обвинения. 

На стадии предварительного расследования следователем очные ставки между подозреваемым и потерпевшей (свидетелями обвинения) не проводились.

Сейчас такие противоречия имеются, а потому, снимая вопросы защиты под различными предлогами, защита ставится в неравное процессуальное положение по отношению к прокурору, и лишается судом возможности допросить свидетелей обвинения, реализовав своё право на задавание вопросов лицам, показывающих против обвиняемого.

Из показаний подсудимого следует новая информация, противоречащая тем показаниям, которые давались некоторыми свидетелями обвинения на досудебной стадии производства по делу. 

Поэтому при снятии вопросов защиты, адресованных потерпевшей (свидетелям обвинения), нарушается право защиты задавать вопросы свидетелям, показывающих против обвиняемого (право на исследование доказательств); нарушается право задавать свидетелю вопросы на тех же условиях, которыми ранее воспользовалась сторона обвинения.

Защитник Музыря Денис Владимирович